Отношения с коллективом в детском возрасте

  • Статья написана нашими пользователями БратьямиДримм

    Подскажите как складываются отношения с коллективом в детском возрасте(сад, школа)?

    Это весьма сложный вопрос, в нем много сторон, в двух словах не ответить.
    Если ответить коротко - как у нас складывались отношения с детским коллективом - то:
    - в целом мы не можем сказать, что испытывали особые затруднения в общении со сверстниками, что наши с ними контакты были заметно ограничены в связи с нашей парностью;
    - но вместе с тем мы имели серьезный конфликт с коллективом класса в подростковом возрасте, который, по крайней мере отчасти, был обусловлен нашей "близнецовой ситуацией".
    Но - все по порядку, потому что здесь важны нюансы и детали...

    Вообще вопрос взаимодействия близнецов со сверстниками на самом деле не так однозначен и "линеен", как он представляется на первый взгляд. Например считать, что близнецам всегда характерно стремление к обособленности и сниженная потребность в общении с другими детьми, было бы большим упрощением.
    В том, как будут складываться отношения близнецов с детскими коллективами, многое зависит не только от индивидуальных психологических особенностей самой близнецовой пары (темперамента, интровертной или экстравертной направленности, силы характера и индивидуальности, реальных навыков общения, обусловленных воспитанием...), но и в большой степени - от особенностей САМОГО детского коллектива (его социальной среды, степени агрессивности или толерантности, тех ценностных установок, которые в нем господствуют). То есть в разной среде одни и те же близнецы могут проявлять себя совершенно по-разному! (именно так и было у нас).

    Безусловно, мы видим проблему взаимоотношения близнецов с коллективом в первую очередь через призму своего собственного опыта, а в нем, естественно, есть как типичное, так и особенное. У других близнецов что-то может складываться иначе.
    Ну, во-первых, мы - ярко выраженные интроверты: общение друг с другом, наш общий внутренний мир всегда был для нас более значим, чем признание, принятие нас в любой коллектив - мы спокойно могли без него обойтись, обструкцию сильно не переживали (как говорят - "не больно-то и хотелось"!). Во-вторых мы - устойчивые индивидуалы и нонконформисты - у нас очень рано сформировалась значимая для нас система ценностей, которую мы отстаивали, невзирая ни на какое давление со стороны сверстников, и вообще не любили быть "в толпе", в подростковой - как сейчас говорят - "системе" (возможно, что это вообще свойственно близнецам?..). 
    Вместе с тем в детстве мы были достаточно скрытными и застенчивыми, особенно со взрослыми, что однако, непостижимым образом сочеталось с боевитостью, страстью к разведкам и путешествиям, и с бескомпромиссным отстаиванием своего мнения и собственной жизненной позиции (правда, больше действием, чем словами - с красноречием у нас были трудности). Короче говоря - "подростки с принципами"...

    Что же касается общения во сверстниками в раннем детстве...
    В детский садик мы никогда не ходили, с нами сидела бабушка (родители всегда работали - они научные работники, преподаватели). Этот факт нашей биографии мы однозначно оцениваем как благо, и вообще считаем, что ребенок, выросший дома - но действительно ДОМА, в любящей, заботливой и развивающей его семье - имеет лучшие шансы для развития своей индивидуальности, обретения устойчивой жизненной позиции, получает иммунитет неподверженности влиянию толпы. Может наше мнение и спорно - не знаю, и есть сейчас приличные садики с индивидуальным подходом и доброй атмосферой?.. но, по нашему мнению, ранняя социализация в "системе" нивелирует личность, воспитывает конформистов.
    [К сожалению, нынешним мамам чрезвычайно сложно осуществить домашнее воспитание деток - женщина тоже хочет реализоваться в профессии, а не только в семье - и это правильно, а современные бабушки редко желают сидеть с детишками. Ну - это к слову].

    ...Но мы вовсе не были лишены общения со сверстниками в раннем детском возрасте. Наоборот! родители всячески стимулировали (как мы теперь понимаем - сознательно) наши контакты с детьми. С самого младшего возраста мы играли с детишками во дворе, общались с детьми сотрудников и знакомых родителей, вместе занимались в детских кружках клуба ученых, обретали новых знакомых на время летнего отдыха на море... Даже в наши с папой детские походы папа частенько предлагал "прихватить" кого-то из знакомых детей. А мама позволяла нам весьма часто приводить домой друзей для совместных игр, несмотря на то, что наверняка для нее это было достаточно хлопотно.
    Но вместе с этим, оставшись без "общества", мы никогда не скучали, охотно и с удовольствием играли только вдвоем, у нас было много своих, эксклюзивных (нами придуманных) игр, фантазий и секретов. Может поэтому и в детских компаниях мы были активны и самостоятельны, инициативно предлагали собственные сюжеты игр, придумывали особенные занятия и необыкновенные приключения...
    С некоторыми из наших знакомых ребят мы дружили. Кстати, у нас никогда не было "индивидуальных"(своих у каждого) друзей, все друзья были "общие" (т.е. дружили мы с ними, как близнецовская пара). 

    Но самые лучшие воспоминания о дружных детских компаниях связаны с тем этапом жизни (с 5 лет), когда мы наконец-таки переехали (из 9-метровой комнатки в общежитии с общей кухней на два этажа и удобствами во дворе) в только что построенный большой ведомственный институтский дом, который так и остался для нас на всю жизнь единственным настоящим Домом в любимом Городе детства - защищенным "центром Мира", куда всегда ВОЗВРАЩАЮТСЯ (хоть мы уже давно - увы - покинули его и живем в другом городе). Здесь были все свои, всеми признавались естественные традиции доброй и дружной жизни. Был ДВОР ДЛЯ ДЕТЕЙ, где вместе сажают деревья, делают для ребятишек качели и горки, а зимой заливают каток, и где дети играют, как у себя дома и никого не боятся! А долгими летними вечерами выходят и взрослые, чтобы поиграть с детишками и пообщаться друг с другом...

    На пороге школы мы были в общем "домашние", можно даже сказать - "книжные" дети с устойчивыми представлениями (как-то ненавязчиво заложенными в семье) о правильном, порядочном, достойном, так сказать - ПРАВИЛАХ ЖИЗНИ, и не на словах, а в естественной жизненной практике. Относились к сверстникам открыто, доброжелательно, как говорится - "с оптимистической гипотезой", практически не имели опыта "выживания" в жестких детских социумах, где требуется агрессией завоевывать себе статус. В своих представлениях о мире, самостоятельности интересов мы опережали сверстников в развитии, но в то же время в чем-то были очень наивны, о темных сторонах жизни имели скорее теоретическое представление с точки зрения противостояния им в отстаивании своих идеалов.
    В школу мы шли с охотой, подготовлены дома были прилично, и с самого начала были уверены, что будем хорошо учиться (так и получилось).

    Ну а в те времена школьный социум был довольно жесткой системой, как со стороны отношения учителей к детям, так и в особенности по части взаимоотношений в самом детском коллективе. И никаких там школьных психологов, индивидуальных подходов и педагогик сотрудничества - так что цените, молодые мамы, какой-никакой прогресс педагогической науки! - а тогда все было прямо по Райкину ("дешево и сердито"), а "шаг влево, шаг вправо - уже побег".
    И хоть мы пошли в лучшую школу нашего небольшого провинциального города, все равно дети в классе были разные, в том числе и те, кого называют "неблагополучными", с совсем иным "жизненным опытом", которые (в отличие от нас) имели навыки агрессивного общения. И как-то так получилось, что именно они вскоре стали "задавать тон" в классе. В острую форму конфликты переросли не сразу - в младших классах "детки еще не разгулялись", но к классу третьему традиции школьной "системы" вполне проявились.
    А мы не понимали потребности некоторых делать пакости другим, находя в этом развлечение. Нам такие нравы казались просто дикими, и то, что они, мягко говоря, сильно противоречат нашим представлениям о правильном, мы заявляли открыто и активно: что бить девчонок не по-мужски, что нельзя третировать человека только за то, что он слабый или робкий, не может дать отпор, или просто "не такой, как все", и что их главный принцип жизни "кто сильнее, тот и прав" - подлый. 
    Правда, одиозные агрессивные личности быстро обнаружили, что трогать нас - себе дороже: нас двое и мы никого не боимся. Но задевали-то не только нас, а мы же вмешивались и защищали других, что вызывало особую злость "противника", у которого на этот счет был и подходящий удобный принцип: "тебя не трогают (в смысле трогают не тебя) - ты и не лезь!" Но мы думали иначе и считали правильным вмешиваться и заступаться (как говорил герой культового фильма нашего детства - "мы в ответе за все, что происходит при нас").
    В общем - сильно "не сошлись характерами" с классными лидерами. Мы мешали им "самовыражаться", нарушали главный принцип "системы": "будь таким, как все!", а значит - "выделывались, много мнили о себе". Все у нас было ДРУГОЕ - взгляды, интересы, пристрастия (даже в мелочах - к примеру, ну не любили мы их развязных нравов и блатных песенок, нам нравились песни про путешествия и подвиги)... - это раздражало. Конечно, мы не были "такими, как все" - близнецы, да еще отличники, да еще "идеалы" у них - это вызов!

    Особенно напряженным было время 5-8 классов. Тогда были периоды, когда буквально каждый день мы шли в школу как в "театр военных действий"! Непрерывные конфликты и стычки, напряжение постоянной готовности дать отпор "наездам", причем ведь не только в наш адрес! - отсюда и частота происшествий. Поскольку в учебе мы были на хорошем счету, нас не считали "проблемными", и учителя смотрели сквозь пальцы, если вдруг обнаруживалось наше участие в конфликте с дракой (тем более что нашей целью была защита и восстановление справедливости, а не нанесение вреда противнику). Кстати, учителя часто предпочитают не вникать в "разборки" ребячьего коллектива - так спокойнее, к тому же большинство из них совершенно не понимает, какие это еще "принципы" могут быть у детей? - "дурь одна".
    Родителей мы тоже не посвящали в свои школьные проблемы, увы, здесь и они тоже не понимали, что их совет - "не лезть на рожон" и лучше сказать учителю о безобразиях, а не добиваться справедливости самому - противоречит нашему принципу "никого не бояться и никогда не жаловаться". Поэтому проблему решали сами.

    Парадокс, но одновременно с напряженностью отношений с классом в целом, мы имели неплохие отношения со многими одноклассниками по отдельности, которые и дома у нас бывали, и в учебе мы им помогали (один мальчик почти год ходил к нам вместе делать уроки, чтобы прилично закончить 8 класс; не то, чтобы мы с ним сильно дружили, но об этом очень просили его родители).
    В разные периоды школьной жизни было несколько соучеников, с которыми мы контактировали более тесно. Часто это были ребята почему-либо не принимаемые в классе, третируемые, нуждающиеся в поддержке. С другими мы сходились на почве в чем-то близких интересов, а особенно - дискуссий о будущем, об идеалах и смысле жизни (интересно это было немногим). 
    Но в классе - и те и другие - все неизменно подчинялись закону толпы. И полных единомышленников мы не находили, всем хотелось нас ПЕРЕДЕЛАТЬ, чтобы "не выделялись".
    Когда уже взрослыми посмотрели фильм Р.Быкова "Чучело", поразились - какая точность передачи психологии и жестоких законов детской толпы! ну натурально - атмосфера нашего класса! (хоть в фильме и показан более поздний период времени).

    Как нам ясно уже сейчас, в классном конфликте вероятно еще играла роль и неосознанная зависть к нам сверстников: у нас была благополучная семья, любящие родители (не всем так повезло), мы были успешны в учебе, имели все возможности развития и использовали их, всегда и безусловно имели надежного и верного друга в лице соблизнеца (другим такого еще надо было найти!). А главное - мы от них НЕ ЗАВИСЕЛИ, не искали их признания, а по большому счету, и не нуждались в нем.
    Ведь, к сожалению, одиночные дети (сами по себе вполне порядочные и не злые) часто теряют себя, свою индивидуальность и свои взгляды, в стремлении подладится под законы (часто низкие и недостойные) жесткой подростковой "системы", чтобы быть принятыми ею, не остаться в одиночестве, а то и еще хуже - оказаться изгоем, объектом травли.

    С высоты жизненного опыта, вспоминая тот школьный конфликт, все же и сейчас приходим к выводу, что в целом были в нем правы, хоть и остались в меньшинстве (вот еще одна ненавистная "формула" наших тогдашних противников: "коллектив всегда прав"), и даже если мы порой излишне категорично и бескомпромиссно отстаивали свое мнение, то это извинительно возрасту юношеского максимализма.
    Так и осталась школа в нашем восприятии местом напряженного противостояния и перманентной опасности...

    Зато в нашем родном дворе - в то же самое время - все было совсем иначе! Здесь нам всегда было хорошо. В доме было много детей, но как-то так получилось, что мы "в пересменок" попали - не было наших ровесников, а только старше нас или младше на несколько лет.
    Сначала мы были младшие товарищи по играм более старшим ребятам (благо, что мы были рослые, активные и любили подвижные игры и всякие авантюрные предприятия, связанные с разведкой и лазанием), а когда те повзрослели и отошли от игр, то уже мы сами "возглавили" дворовую "команду", сами придумывали занятия, игры и ПРИКЛЮЧЕНИЯ для "малышни". С ними мы были самими собой, чувствовали себя естественно и свободно (да и когда те стали постарше разница в возрасте как-то не слишком и ощущалась). И могли без оглядки предаваться придумыванию увлекающих нас игр, дел и занятий для команды, будь то сюжетные ролевые игры в разведчиков и подпольщиков, или оборудование "штаба" нашей команды в заброшенном остове машины в институтском гараже; устройство фантастического места обитания на ветвях прямо в кроне огромной тютины нашего двора или обследование недостроенного здания в парке институтского квартала. И даже тайная экспедиция по проникновению на чердак с выходом на крышу или разведка подвалов, бомбоубежищ и поиски древнего подземного хода под городом... Еще было занятие - прокладывать маршруты по окрестным улицам и дворам, нанося их на "карту-план местности" (увлеклись во 2 классе после урока "Природоведения" по топографии - с компасом и планшетом, на местности - все как полагается).
    С детьми соседних дворов мы не воевали (да и поводов не было), с некоторыми дружили. Но свой двор безусловно охраняли от чужих агрессивных личностей (впрочем, редких).
    Конечно, наиболее опасные и просто ОСОБЫЕ путешествия мы осуществляли только вдвоем (и вообще много времени проводили одни). Но нам нравилось "водить команду", опекать и защищать младших, учить их всему, что умеем сами. [Этот опыт (подкрепленный потом походным) оказался настолько значимым, что до сих пор(!) в сюжетных снах про путешествия, разведки, спасения от катаклизмов и нашествий мы редко бываем только вдвоем, а чаще ведем команду, ощущая ответственность за ее безопасность и организуя спасение]. 
    Думаем, нашим младшим друзьям тоже нравилась наша компания. По крайней мере, когда в старших классах мы так сильно "пригрузились" учебой, что стали редко выходить гулять, они обижались и не могли дождаться, когда мы наконец выйдем во двор и что-нибудь придумаем.
    А потом мы уехали учиться...
    Сначала часто приезжали в родной город, сохраняли связи с друзьями детства, встречались с большой теплотой уже взрослыми. Потом это происходило все реже... 

    ...Ну а школьная "война" закончилась естественным образом с нашим переходом в новый 9-ый класс (специально сформированный для подготовки сильных учащихся к поступлению в ВУЗы) с нормальными ребятами, которые так же как и мы были настроены на интенсивную учебу. Атмосфера в классе была вполне спокойная и доброжелательная, и я не припомню в новом классном коллективе каких-либо серьезных конфликтов. Хотя некоторая напряженность, связанная с трудностями учебы и взаимоотношениями с некоторыми учителями (это отдельная тема), имела место.

    Итак, из собственного опыта нам видятся ДВЕ ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ детским коллективом близнецовской пары (позитивная и негативная):

    1) С одной стороны - дружный и прочный близнецовский "миниколлектив" неосознанно ПРИВЛЕКАЕТ одиночных детей, в особенности тех из них, кто нуждается в защите, поддержке, психологически ведомых - естественная близнецовская солидарность притягивает. А кроме того, вследствие богатого совместного игрового опыта, близнецы часто проявляют повышенную инициативность в игре и вообще - в любой деятельности.
    Вспоминая недавно круг наших однокашников, которые искали дружбы с нами, мы обнаружили странную особенность: в подавляющем большинстве случаев это были дети с определенными трудностями адаптации в коллективе, нуждающиеся в какой-либо помощи, поддержке, защите. А как только человек переставал в них нуждаться - его контакты с нами ослабевали. (И не только в школьные годы - это явление сохранилось и в нашей взрослой жизни).
    Здесь же надо отметить еще один нередко встречающийся странный "синдром" в отношениях некоторых детей с близнецами: это - упорное стремление поссорить близнецов между собой, одновременно подружившись с одним их них. Тоже, по-моему, вполне понятно психологически - это ни что иное, как неосознанные и наивные попытки ребенка "занять место" соблизнеца в тандеме. Получить "уже готового" безусловно и абсолютно надежного друга, которого лишены (увы!) большинство людей.

    2) Но с другой стороны - повышенная ВНУТРЕННЯЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ близнецов от подчиняющего влияния детского коллектива, их "самодостаточность" вызывает вроде бы "немотивированное"(а на самом деле очень даже мотивированное!) раздражение и агрессию сверстников, особенно в статусных подростковых "системах" с жесткими правилами поведения и подчинения, в которых не терпят "не таких как все". Нам представляется, что близнецы чаще, чем одиночные дети (во всяком случае, последним это намного труднее), реально оказывают сопротивление нивелировке и психологическому насилию над личностью, характерному таким детским сообществам.
    Такая "система" совершенно обоснованно (хоть и неосознаваемо ее членами) видит в близнецовском тандеме, как это ни странно, - КОНКУРЕНТА в борьбе за души "неофитов", устойчивую "малую группу" со своим "уставом" (который может оказаться более привлекающим, чем жесткий "системный"!), в то время, как для пополнения рядов своего "монастыря" ей нужны неприкаянные ОДИНОЧКИ.

    В итоге трудно заранее предсказать, какой из приведенных факторов больше повлияет на взаимоотношения близнецов с детским коллективом. Вероятно, в различных обстоятельствах работает то один, то другой, то оба вместе и в разной степени. Отсюда и получаются совершенно разные паттерны взаимоотношений...

    Что же можно посоветовать родителям, которые хотят помочь своим детям-близнецам гармонично и положительно выстроить свои взаимоотношения со сверстниками?
    Единого, простого и всем пригодного "рецепта" тут нет.
    Но некоторую общую "стратегию" нужно отметить:

    - чтобы помогать, сначала надо ПОНИМАТЬ ситуацию, а для этого вникать, быть в курсе событий и проблем детей (потому что у всех все очень индивидуально - не пользуйтесь трафаретами!);

    - стимулируя контакты близнецов с другими детьми, делайте это ненавязчиво (просто незаметно создавая соответствующие условия) - общение со сверстниками должно быть свободным и естественным;

    учитывайте натуру - степень необходимой человеку коммуникативности у каждого свой;

    - для стимулирования общения с другими детьми никогда не применяйте метод разделения близнецов! (а то как бы "пойдя по шерсть ни вернуться стриженному") - опыт парной коммуникации не мешает, а ПОМОГАЕТ общению с другими людьми;

    не пытайтесь переделать близнецов, уважайте своеобразие их отношений со сверстниками - нет ничего плохого в том, что они дружат с другими детьми "парой";

    - не забывайте, что никак не менее, чем в общении с другими детьми, близнецы нуждаются во времени, когда они общаются ТОЛЬКО ДРУГ С ДРУГОМ.

    БратьяДримм